Коллекционные розы —  изюминка сада


Короткое вступление

В каждом саду должно быть нечто уникальное, особенное, любимое и лелеемое хозяевами более всего остального. До недавнего времени мне в этом отношении нечем было похвастаться — мой сад вполне хорош и в своем роде уникален, но… ему словно не хватало какого-то штриха, изюминки. Прошлой осенью Галина Панкратова, которой мы помогли сделать чудесную книгу про розы, подарила мне несколько саженцев с подробными указаниями, где и как их посадить. А в этом году, словно специально к Дню моего рождения, эти розы зацвели…

Садовые розы в моей жизни присутствовали с детства — моя бабушка успешно выращивала их на своем дачном участке. И сейчас веранду моего дома увивают плетистые розы. Но даже разглядывая великолепные фотографии роз Галины Панкратовой, я не могла представить, как изумительно, как роскошно эти розы будут смотреться в моем саду…

Юлия Фомина

Далее вы можете прочитать главу из книгиГалины Панкратовой «Розы, История одной любви», посвященную именно этим, так поразившим меня, розам.

Импрессионизм и розы

Ах, Анри Дельбар, чудесник, в этом нет сомнения:
Он великий маг в искусстве розосотворения
У холстов импрессионистов постояв мгновение,
Воплотить он ухитрился в розах впечатление.

В мире коллекционеров и любителей роз в последние годы появилась интереснейшая тема для дискуссий, и она связана с серией французской компании Delbard, посвященной художникам (Les Roses de Peintres). Возможно, что в других странах, где эти розы доступны, поклонники данной серии сортов или просто любители редкостей терпеливо ждут появления очередной новинки, российские же любители роз получили одновременно слишком много впечатлений.

Все розы названной серии имеют живописную, пятнисто-полосатую окраску, которую нелегко описать словами. Краски искрятся, сверкают, переливаются на солнце и никогда два цветка не бывают полностью идентичны. Эти пестро окрашенные розы — символ множества замыслов художников и вечный праздник для любителей многоцветных роз.

Оригинаторы уверены, что эти розы с экстравагантным макияжем пленили бы художников. «История о том, как я решился назвать мои розы в честь импрессионистов и постимпрессионистов ‑ один из лучших моментов в моей жизни», — пишет Анри Дельбар в своей книге «Дневник любителя роз». В 1986 году он принял управление крупной розоводческой компанией в Калифорнии, где его внимание было захвачено цветовыми изменениями в розах, «происходящими на глазах». Вскоре он вернулся в Париж, чтобы посетить выставку импрессионистов и постимпрессионистов в музее д’Орсэ, который только что открылся. Анри Дельбар был поражен: «… я случайно обнаружил связь между цветами в тех картинах и окрасками роз, которые меня заинтересовали». Анри Дельбар воплотил изумительную технику импрессионистов на живых растениях — крошечные всплески сочетаний цветов уже на некотором расстоянии создают единый тон.

Термин impression (в переводе с французского – «впечатление») понимался как сохранение в картинах первичного, непосредственного восприятия натуры. Характеристика изображенного в картинах окружающего мира построена на выявлении нескольких черт, уловленных острым, но мимолетным взглядом. Камиль Писсарро писал: «Я никогда не сомневался, что является основой пути, которым мы инстинктивно шли. Это изображение воздуха». Мерцание чистых красок помогало передавать и блеск воздуха, и сияние солнца, и трепет листвы, и все, что можно назвать движением жизни в природе. Полотна художников-импрессионистов всегда радуют глаз и поражают верностью цвета.

Пестро-полосатые розы известны в истории розоводства, но их примеры не так многочисленны. Можно вспомнить нетленную галльскую розу XVI века ‘Versicolor’, бурбонскую ‘VariegatadiBologna’ (1909) или ремонтантную ‘FerdinandPichard’ (1921) как далеких предков полосатых сортов,но в рисунке их лепестков отсутствовали желтые тона. Счастливая ошибка природы подарила любителям редкостей сорт ‘Caribia’ (H.Wheatcroft, 1973), где на желтом фоне лепестка четко выделяются неоднородные пятна красного цвета, отчего лепестки выглядят полосатыми. К сожалению, по мере раскрытия цветка полосатый рисунок расплывается, и окраска становится более однородной. Крупные острые бутоны ‘Marvelle’ (McGredy, 1995) имеют желтую окраску с выраженными оранжево-красными полосками, при раскрытии цветка доминирует ярко-желтый цвет с размытыми оранжевыми и красно-кирпичными полосками-пятнами. Роза флорибунда‘Scentimental’(T.Carruth, 1997), отмеченнаявысшей наградой США, могла бы войти в коллекцию художников, смешение цветов (красного и кремового) выполнено мягко и с фантазией. Пестро-полосатые новинки появляются и сегодня, они привлекают внимание любителей и специалистов. Сорт ‘NewImagine’(Dormelo) в 2005 году на конкурсе в Лионе получил специальный приз, по пестроте окраски его цветки близки к розам художников.

Серия Les Roses de Peintres на сегодняшний день состоит из 10 сортов, уже не случай управляет распределением красок, а усматриваются специальные селекционные программы. Восемь культиваров этой серии носят имена известных французских импрессионистов и постимпрессионистов (Клод Моне, Альфред Сислей, Анри Матисс, Камиль Писсарро, Поль Сезанн, Морис Утрилло, Эдгар Дега и Поль Гоген).

Серия Les Roses de Peintres побуждает к размышлениям на тему, почему именно так распределены сорта между художниками и какие именно картины вызвали у оригинатора аналогии с распределением красок на розе? В наречении розы определенным именем селекционеры не видят никакого таинства, но признают, что удачное имя – это уже половина коммерческого успеха сорта. Мне же в этой связи вспоминаются философские категории (необходимость и случайность), выражающие объективные связи материального мира. Конечно, не каждый сорт обрастает собственной судьбой и легендами, чаще особым ореолом окружаются розы, посвященные великим людям. Собирательство таких историй – увлекательное занятие, но еще интереснее — собственные наблюдения. Иногда кажется, что есть какая-то мистическая связь между розой и прототипом. Особенно интересно это сходство проследить по розам, посвященным художникам. Серия роз Дельбара, связанная с импрессионизмом, открывает широкий простор для фантазии.

При взгляде на эти розы с живописной окраской, возникает потребность посетить музей или перелистать альбомы художников, чтобы понять или уловить это сходство.

‘RosedesCisterciens’ (1998), на первый взгляд, не вписывается в серию сортов, посвященных художникам-импрессионистам. Имя розы пришло из глубины веков, со времени основания католического ордена цистерцианцев. Первое аббатство ордена — Цистерциум (Cistercium) появилось в 1098 году во Франции, вблизи Дижона. Сад аббатства Валлор (Valloires) сегодня занимает площадь 8 га и составляет коллекцию из 5000 видов и разновидностей кустарников и деревьев. В нем нашлось место и розарию из 200 кустов старых роз пастельных тонов, в основном бледно-розовых. Сохранилась планировка сада в виде квадратов 5х5 м, где наряду с розами включены пряные травы и даже овощи.

Компания Дельбар к 900-летнему юбилею аббатства выпустила розу ‘RosedesCisterciens’, презентация которой состоялась в саду Валлор 5 июля 1998 года. К этому времени в розарии уже рос подарок другого французского селекционера ‘JardinsdeValloires’ (Andre Eve, 1992), «крестной матерью» сорта выступала несравненная Катрин Денев. Коллекция подарков расширяется: в 2004 году английский селекционер Дэвид Остин свой очередной шедевр ‘RoseofPicardy’ также посвятил этому аббатству.

Наверное, ‘RosedesCisterciens’ оказалась самой яркой в этом розарии, но я подошла к вопросу философски и остановилась на том, что такая мощная, прекрасная и ароматная роза просто символизирует праздничную красочность мира, радость бытия и чистоту помыслов. Цветки по сочетанию красок напоминают сорт ‘ClaudeMonet’, но выглядят более объемными и «пушистыми» за счет рассеченных краев лепестков.

Некоторую интригу спровоцировало название розы ‘Grimaldi’. Самый легкий путь — увязать имя с правящей династией княжества Монако — я отвергла сразу. Художника с таким именем, уверена, не было. Кому же тогда посвящена роза, да еще в серии импрессионистов? Cорт легко вписывается в серию, если предположить, что он посвящен итальянскому физику и астроному XVII-го века Франческо Мария Гримальди, открывшему дифракцию света. Интерференция света в этих розах, казалось, символически передана чередованием разноокрашенных участков лепестка.

Трудно отказаться от такой замечательной версии, однако селекционеры действительно посвятили свой сорт правящей династии королевства Монако и считают ‘Grimaldi’ (1997) полноправным представителем серии «Великие художники». Полумахровый цветок, не теряя элегантности, довольно быстро обнажает тычинки. Расцветка лепестков не столь контрастна, преобладает неяркий красновато-оранжевый тон, кажется, что поработал график и с изнанки лепестка нанес причудливую кремовую штриховку, которая местами просвечивает. Объемные кусты с нарядной листвой благоухают ароматом розы и лимона, они составят гармоничный союз с многолетниками и декоративными кустарниками. Ароматные цветки популярны в букетах, они покорили флористов и экспертов на международных конкурсах (сорт имеет две награды).

Клод Моне (1840–1926). «В творчестве Моне — сама Франция, изящная и нескладная, утонченная и грубоватая, скрытная и откровенная. Он — наш величайший национальный художник; ему внятны любые нюансы сельской природы в их гармонии, и в их противоречиях: красные сосны на фоне синего неба, ясного и теплого; очертания, меняющиеся в тумане; ручей, струящийся под зеленой листвой; стога, возвышающиеся посреди пустынной равнины, он выразил все, что составляет душу нашей нации». (Критик Раймон Буайе).

Пышные цветки сорта ‘Claude Monet’ (1992) украшены пятнами, полосками и мазками желтого, кремового, розового и приглушенно-красного цвета. Такое описание слишком формально, окраска меняется по мере распускания цветка, поэтому предлагаю читателю оценить эту динамику. Моне очень ценил изменчивость природы, наблюдал и ловил моменты цветовых переходов, в его творчестве известно несколько групп «серийных картин», когда в разное время дня и при разной освещенности впечатление от одного и того сюжета менялось. Объектом для «различных эффектов», в частности, послужили несколько стогов сена, стоявших недалеко от его дома. Надеюсь, что у художника возникло бы вдохновение рисовать розы, названные в его честь. Распускаясь в теплых тонах, роза постепенно «остывает» и в завершающей стадии жизни цветка проявляются пятна и неровные штрихи нежного розового, в котором заметно участие размытого пурпурного.

Какими розами любовался в своем саду Клод Моне? Сорта не известны, но сохранились записи, что одна из посадок включала семь рядов следующих тонов: лиловый, белый, красный, фиолетовый, желтый, кремовый и розовый. Думаю, что художник оценил бы богатство цветовой гаммы «своей» розы.

Аромат этой розы под стать ее колеру — очень сложный, включающий фруктовые, цитрусовые, розовые запахи с нотой ванили, знакомой только по розам Дельбара прошлых лет. Для такой прекрасной и ароматной розы всегда найдется место в саду, но новичкам начинать розарий с этого сорта не советую.

Камиль Писсарро (1830–1903). Французский художник, представитель импрессионизма, мастер светлых и чистых по цвету пейзажей. Художественный критик Октав Мирбо в каталоге выставки 1904 года так охарактеризовал творчество Камиля Писсарро: «На коричневой, зеленой, розовой или золотистой земле, на равнине, бесплодной или плодородной, на холмах весной или на полях под снегом, садах в цвету или плодовых деревьях, а также городах, которые он любил писать и суету которых он передавал с такой правдивостью, на всем этом свет, мягкий и прекрасный свет, феерия света легких, движущихся, глубоких, бесконечных, дышащих небес». Камиль Писсарро давал советы молодому художнику Луи де Бейлю: «Подходите к мотиву с точки зрения формы и цвета, а не рисунка… Не пишите кусочек за кусочком, а пишите все сразу, накладывая краску мазками правильного цвета и силы. Используйте мелкие мазки и пытайтесь фиксировать свои впечатления немедленно. Глаз не должен сосредотачиваться на одной точке, а должен видеть целое, наблюдая за отражением красок на всем, что их окружает».

Кажется, что оригинаторы следовали совету самого художника, создавая розу ‘Camille Pissarro’(1996). Мелкие и четкие красные мазки, как ручная роспись на чистом желтом фоне, растекаясь по лепесткам, местами впитались в основу. По мере раскрытия цветка красный цвет начинает доминировать. Нарекая свою розу именем великого художника, думаю, Анри Дельбар видел аналогию распределения красок с картиной Камиля Писсарро «Красные крыши» из музея д’ Ортэ. Обратите внимание на сюжет в стиле импрессионистов со штамбовыми розами. Кажется, что фантазия художника и меткие мазки послушной кисти легко превратят хлебное поле в плантацию роз ‘CamillePissarro’ . Оригинальная роза имеет запоминающийся аромат с нотами яблока, розы, плюща и артишока.У этойпрекрасной розы есть еще одно название— ‘RainbowNation’(Нация Радуги).Южная Африка, земля многих рас и культур, иногда известна как «Нация Радуги». Эта пестро окрашенная роза была выбрана, чтобы напомнить каждому, как различные народы могут мирно жить вместе.

Поль Сезанн (1839–1906). Французский живописец, представитель импрессионизма. В натюрмортах, пейзажах, портретах стремился выявить с помощью традиций чистого цвета неизменные качества предметного мира, его пластическое богатство, логику структуры, величие природы и органическое единство ее форм. Скупые краски, которыми написана зелень – меняется лишь структура, направление мазка – и цель достигнута. Красочное богатство мира он свел к нескольким сильным простым тонам. Его излюбленная скупая гамма: серо-зеленая, синяя, охристо-оранжевая. Однажды, обсуждая картины Сезанна, Поль Гоген сказал: «Нет ничего, что так походило бы на мазню, как шедевр».

‘PaulCezanne’(1992). Это маленькое чудо дарит солнечные краски и ароматы лета. Теплый желто-оранжевый фон прерывается линиями светлых и розоватых «мазков». Как на картинах Сезанна соотношение тонов само по себе строит форму, так и цветку оно придает удивительную рельефность. Пышный округлый цветок с тонкими и нежными лепестками с расстояния в несколько шагов кажется «угловатым». Проверьте на себе волшебную силу искусства импрессионистов. Нежные лепестки, на удивление, не боятся дождя. Небольшие (до 60 см) компактные кусты зацветают очень рано, цветков много и они хорошо распределены. Аромат очень сильный, запоминающийся (апельсин, груша, корица). Высадите пятном несколько роз‘PaulCezanne’ и окружите их голубым облаком из ‘LavenderDream’ (Interplant, 1985). Это праздник, который будет радовать вас многие годы. Клуб любителей роз Дельбара летом 2007 года предпринял попытку провести собственный конкурс роз на нашей семейной коллекции, победителем в номинации «Лучший аромат» стал сорт ‘PaulCezanne’.

Морис Утрилло (1883–1955) – внебрачный сын известной французской натурщицы Сюзанны Валадон, которая позировала Ренуару, Тулуз-Лотреку, Дега, а затем сама занялась живописью. В 1902 г. Сюзанна Валадон (по совету психиатра) убедила сына заняться живописью. Для Утрилло она явилась первым, единственными и недолгим учителем. От порока юношу это не излечило, но живопись стала его второй страстью, трудотерапия помогла ему сохранить собственную личность и талант. Благодаря безупречному владению цветом он сразу обнаружил замечательные способности. Мастер лирического городского пейзажа, он любил писать Монмартр, в его тиши, куда не доносился шум Парижа, он открыл уходящую красоту захолустных улочек, полюбил неяркие краски черепичных крыш, грязных, потрескавшихся стен. Живописная манера Утрилло широкая и мягкая, мазок открытый и выразительный, а колористическая гамма способствует передаче лирического настроения. В 1920-е годы он был уже всемирно известным, легендарным художником, а в 1929 году французское правительство наградило его орденом Почетного Легиона.

Художнику с такой странной судьбой досталась одна из лучших роз коллекции (‘Maurice Utrillo’, 2003). По ярко-красному фону лепестков разбросаны желтые полоски и крупные белые пятна. Удивителен и аромат (довольно заметный): розы пахнут мхом и грибами. Листва обладает самыми замечательными достоинствами для такой яркой розы: темно-зеленые блестящие листья, с голубоватым отливом, излучают здоровье. Сочетание оригинальной расцветки, редкого аромата, обильности цветения и достоинства листвы делаетсорт ‘MauriceUtrillo’оченьхорошей садовойрозой. Боюсь судить об аналогиях и воспринимаю эту великолепную розу как гимн таланту.

MorisUtrillo1

Анри Матисс (1869–1954). Французский живописец, график, мастер декоративного искусства, один из лидеров фовизма — течения во французской живописи, возникшего в начале XX-го века, характеризующегося стремлением к эмоциональной силе художественного выражения, к стихийной динамике письма, интенсивности открытого цвета и остроты ритма; в пейзажах, интерьерных сценах, натюрмортах фовизм отличается резким обобщением объемов, пространства, рисунка. Матисс выразил красочность мира в ясных по композиции и чистых по цвету картинах, утверждающих красоту и радость бытия.

Оригинаторы называют розу‘Henri Matisse’ (1995) гордостью коллекции: «Сверкающая, кружащаяся, безумно элегантная роза, ее цветок наряжается в белое, розовое, красное по воле фантазии». В окраске доминируют чистые красный и белый цвета, особенно эффектен контраст на только что распустившихся цветках, позднее цветки становятся неоднородно-красными. Розы не сильно, но приятно пахнут малиной. Кусты довольно мощные (до 1 м), опрятной формы, цветут обильно и долго.

Эдгар Дега (1834–1917) смолоду отказался от дворянской приставки (его настоящая фамилия де Га) и оставил юридическую школу ради Школы изящных искусств. Не терпящий шума, презирающий суету, рекламу и славу, он был склонен к молчаливому одиночеству. С годами его замкнутость стала легендой. Он не работал с натуры, его принципом было «наблюдать, не рисуя, и рисовать, не наблюдая». Феноменальная зрительная память позволяла ему с необычайной точностью улавливать жесты, позы, схватывать на ходу характерные движения и передавать их с необыкновенной правдивостью.

Дега считал: «…чтобы принести хорошие плоды, надо, подобно дереву, пустить глубокие корни, т.е. всю жизнь оставаться на месте с протянутыми руками и открытым сердцем, чтобы впитывать все, что происходит, что окружает вас и жить этим».

На мой взгляд, оригинаторы сделали правильный выбор имени для своего сорта, роза ‘EdgarDegas’ (2002)очень подходит этому художнику.Цветки‘EdgarDegas’привлекают кроваво-красными оттенками, свободной художественной формой, а сорт в целом восхищает здоровьем и способностью цвести практически без перерывов. Аромат легкий, но в нем чувствительны ноты малины и листьев черной смородины. С удовольствием отмечаю хорошую энергию роста, прекрасное качество листьев и считаю, что сорт можно отнести к коллекции неприхотливых роз. Для людей с консервативным подходом, связывающих свой идеал только с классической формой цветка, ‘EdgarDegas’ —прекрасный шанс расширить горизонты.

Альфред Сислей (1839–1999) родился в Дюнкерке, в семье преуспевающего торговца шелком, а умер в бедности. В 18-летнем возрасте его отправили в Лондон учиться правилам коммерции, но больше времени он проводил в музеях и укрепился в мысли стать художником. Хотя Альфред Сислей считался британским подданным, он был французом по рождению и всилу безграничной любви к земле, на которой жил. Самые простые мотивы преображались под его кистью, как бы открывали зрителю душу природы, ее затаенную красоту. Его лирические пейзажи наполнены светом и воздухом.

Теплые желто-оранжевые краски ‘Alfred Sisley’ (2004) напоминают сорт ‘PaulCezanne’, но в них больше розового. Пышные цветки свободной формы имеют легкий аромат с нотами груши, яблока и аниса. Кусты средних размеров (около 80 см), довольно густые, отличаются стойкостью цветения и устойчивостью к болезням.

Поль Гоген (1848–1903). Французский художник, один из самых ярких представителей постимпрессионизма, тяготеющий к стилю «модерн», хотя в начале творческого пути некоторые картины написаны под влиянием импрессионистов. Искусство Гогена было воплощением обобщенного образа. В его картинах все статично, все замерло, это заколдованный мир мечты, не подверженный влиянию времени: тематика проста, внешняя экзотика отсутствует. «Мои бесхитростные мотивы, которые я черпаю в повседневной жизни или в природе, — только предлог, а симфонии и гармонии я создаю, особым образом организуя линии и краски. У них нет никакого соответствия с действительностью, если употреблять это слово в вульгарном смысле, они не выражают прямо никакой идеи. У них одна только задача — подстегивать воображение таинственным воздействием на наш мозг определенного сочетания красок и линий; ведь и музыка это делает без помощи каких-то идей или образов… Я примирился с мыслью, что долго буду оставаться непонятным». (Поль Гоген).

Новинка в серии роз, посвященных художникам, ‘Paul Gauguin’ (2006) продолжает стиль, заложенный Анри Дельбаром. Оригинаторы уверены, что роза очень подходит этому художнику, она символизирует тягу Гогена к выразительности красок: «Пастельный розовый тон с тысячью переходов оттеняет яркий ливень желтого со штрихами оранжевого в коралловых отблесках». В розе нет красок, которые вызывали бы тревожные чувства, это не мир заколдованной мечты, а динамичная нота. Распускаясь, желтые бутоны приоткрывают цветки, усыпанные тычинками, а с увяданием краски цветков растушевываются как желто-соломенная акварель, облагороженная охрой.

Из книгиГалины Панкратовой «Розы, История одной любви»

Плантонедия.ру
Добавить комментарий